крючки рыболовные красноярск
Регион Лаппеенранта и Иматра
лодки из бумаги танки купить шпулю на ультегру 3000
Главная страница>Активный отдых>Рыбалка

лодка nordik-360

К. Поппер. Факты, нормы и истина: дальнейшая критика релятивизма

Хотя наш скептик, или релятивист, пожалуй, скажет, что на этот второй вопрос так же невозможно ответить, как и на первый, на самом деле получить на него ответ столь же легко. Действительно, ответ на этот вопрос нетруден — и это неудивительно, особенно если учесть тот факт, что любой судья предполагает наличие у свидетеля знания того, что означает истина в смысле соответствия фактам. В силу этого искомый ответ оказывается почти что тривиальным. В некотором смысле он действительно тривиален. Баркер, касаясь теории справедливости Платона. Нетрудно объяснить эти и многие другие утверждения, если вспомнить, что Платон отождествлял индивидуализм и эгоизм, поэтому все платоники полагают, что антииндивидуализм — это то же самое, что и бескорыстие. Такое отождествление — бесспорное достижение антигуманистической пропаганды, надолго вплоть до наших дней запутавшее рассуждения на этические темы. Мы должны понять, что те, кого обманывает это отождествление и соответствующие громкие слова, кто превозносит Платона как учителя нравственности и заявляет, что его этика ближе всех к христианству в дохристианском мире, — все они открывают дорогу тоталитаризму и глубоко нехристианскому, тоталитарному истолкованию христианства.

поппер что есть истина

А это очень опасно ведь уже случалось, что в христианстве господствовали тоталитаристские идеи, существовала инквизиция, и она может вернуться, сменив обличье. Следовало бы назвать еще несколько причин, заставляющих простодушных людей убеждать себя в гуманности намерений Платона. Одна из них состоит в том, что Платон, расчищая почву для своих коллективистских теорий, обычно начинает с максимы или пословицы имеющей, по-видимому, пифагорейское происхождение: Без сомнения, это — возвышенное, превосходное и лишенное себялюбия изречение. Можно ли заподозрить, что рассуждение, начинающееся с такого похвального утверждения, приведет к совершенно антигуманному заключению? Очевидно, что это учение отмечено не только альтруизмом, но индивидуализмом: Слова Сократа о том, что лучше страдать от таких действий, чем их совершать, действительно очень близки христианскому учению, а его теория справедливости соответствует духу Перикла В главе 10 мы попытаемся это объяснить. Такой цинизм, конечно же, вызовет у гуманистов неприязнь, и когда Платон устами Сократа говорит о своих целях: Заверения Платона приобретают еще большую силу потому, что за ними, оттеняя их, следуют циничные и себялюбивые речи Фрасимаха, изображенного в виде мерзкого политического авантюриста. При этом читателя вынуждают отождествить индивидуализм и подход Фрасимаха и придти к выводу о том, что борющийся с этой позицией Платон выступает против всех бытовавших в то время подрывных и нигилистических взглядов. Ведь Платон заменяет учение Фрасимаха о том, что право на стороне сильного, не менее варварским учением о том, что право на стороне всего, что повышает устойчивость и силу государства. Платона, в силу его радикального коллективизма, совсем не интересует проблема, которую обычно называют проблемой справедливости, то есть беспристрастная оценка несогласующихся требований отдельных лиц. Не занимает его и то, как индивидуальные требования привести в соответствие с требованиями государства. Действительно, все индивидуальное у него занимает подчиненное положение: Платона заботит только коллективное целое как таковое, для которого справедливость есть не что иное, как здоровье, единство и стабильность коллектива. Итак, теперь нам ясно, что гуманистическая этика требует эгалитаристского индивидуалистского понимания справедливости, однако до сих пор мы еще не описали гуманистический взгляд на государство как таковое. Мы выяснили также, что платоновская теория государства тоталитарна, однако все еще не объяснили, как эта теория применяется к этике личности. В этом разделе я попытаюсь решить обе задачи, начав со второй. И давай скажем еще раз: В этом аргументе мы обнаруживаем а социологическое допущение о том, что любое ослабление жесткой кастовой системы неизбежно приведет к падению государства, b постоянные повторения довода, сводящегося к тому, что все, вредное для государства, несправедливо, и с вывод о том, что противоположное справедливо.

Вполне вероятно, что социальные перемены могут быть задержаны только в жесткой кастовой системе. Согласимся и с выводом с о том, что несправедливому противостоит справедливое. Теперь посмотрим на b — этот пункт наиболее интересен в рассматриваемом платоновском аргументе. Едва взглянув на платоновское доказательство, мы поймем, что над всем ходом его мысли господствуют вопросы: Вредит ли это государству? Сильно вредит или не очень? Он постоянно повторяет, что все, что угрожает нанести вред государству, порочно с точки зрения морали и поэтому несправедливо. Таким образом, для Платона существует лишь один окончательный критерий — интерес государства. Все, что ему содействует — благо, добродетель и справедливость. Все, что ему угрожает — зло, порок и несправедливость. Служащие ему действия нравственны, ставящие его под угрозу — безнравственны. Другими словами, моральный кодекс Платона строго утилитаристский. Это — кодекс коллективистского и политического утилитаризма. Критерии нравственности — интерес государства. Нравственность есть не что иное, как политическая гигиена.

14.3. Концепция науки в критическом рационализме

В разные периоды своего творчества Поппер приводил разные аргументы против эмпиризма фундаменталистского толка. Но главными были следующие: Из попперовского понимания критерия фальсификации следует, что, хотя мы не в состоянии установить истинность теории, мы можем — на основе строгих рациональных процедур — определить, когда теория является ложной. Таким образом, прогресс научного знания состоит в последовательной смене одних ложных теорий другими теориями, тоже ложными, но ближе стоящими к истине.

поппер что есть истина

Для того, чтобы определить истинность теории, нет необходимости заниматься поисками конечных оснований знания, для этого достаточно взять любой момент развития теории и посмотреть, не содержит ли опыт, а вместе с ним и конкурирующие теории, содержание, способное опровергнуть эту теорию. Из концепции истины Поппера можно сделать выводы, что в производстве знания, в котором сложнейшим образом переплетены процессы накопления и развития, позитивного утверждения и отрицания, он акцентирует внимание, во-первых, на деятельностном моменте, на росте знания, а не на аккумуляции знания; во-вторых, он оттеняет роль критически-опровергающей, а не позитивно-утверждающей функции. Вполне возможно, что такое акцентирование является односторонним, однако у него есть преимущества. И не только в смысле создания гносеологической защиты от догматизма, но и в моральном смысле.

поппер что есть истина

Гносеологическая категория истины приобретает у Поппера моральный оттенок; она становится у него синонимом интеллектуальной честности. Это понятие используется им как в онтологическом теория трех мировтак и в гносеологическом смысле. В гносеологическом смысле реализм — это объективизм в науке. Это точка зрения здравого смысла или метафизическое предположение то есть не могущее быть опровергнутым альтернативными предположениямисогласно которому наше знание представляет собой знание о реальности, а не об идеях в сознании, об ощущениях или языке. Поппер убежден, что конечная сущность мира вряд ли может быть выражена при помощи универсальных законов науки. Вместе с тем через гипотезы и опровержения, пробы и ошибки наука движется к постижению его все более глубоких структур. Для современных релятивистов, замыкающих знание сферой языка или ставящих его в зависимость от социальных детерминантов, эволюционный аргумент звучит натуралистически. Тем не менее опровергнуть его невозможно, не вступая в противоречие со здравым смыслом и наукой.

  • Фальсификация это поппер
  • Блесна раптор зимняя своими руками
  • Lowrance icemachine
  • Зимняя приманка на судака
  • Наиболее важными моментами биолого-эволюционистского подхода к знанию являются следующие. В результате все, что представляется нам истинным, и на самом деле оказывается истинным. Таким образом, интуитивизм является теорией некоторого авторитарного источника знания.

    поппер что есть истина

    Антиинтуитивисты обычно отрицают существование этого источника знания, но в то же время они, как правило, утвеждают существование другого источника, например, чувственного восприятия. В общем случае мы не видим истину тогда, когда нам наиболее ясно кажется, что мы видим. И только ошибки могут научить нас не доверять нашей интуиции. Во что же тогда нам следует верить? Что же все-таки нам следует принять? Ответ на эти вопросы таков: Во-вторых, мы можем верить в интуицию даже в пробном порядке только в том случае, если мы пришли к ней в результате многих испытаний нашего воображения, многих ошибок, многих проверок, многих сомнений и долгих поисков возможных путей критики. Как признание принципиально критического и, следовательно, революционного характера человеческого мышления, то есть того факта, что мы учимся на ошибках, а не посредством накопления данных, так и понимание того, что почти все проблемы и все неавторитарные источники нашего мышления коренятся в традиции, именно традиция является объектом нашей критики, - все это позволяет критическому и прогрессивному учению о погрешимости открыть нам столь насущную перспективу для оценки как традиции, так и революционной мысли. И это учение, что еще важнее, показывает, что роль мышления заключается в проведении революций путем критических споров, а не при помощи насилия и войн, что битва слов, а не мечей, является замечательной традицией рационализма. Текст взят с http: Истина "Что есть истина? Критерии Самое существенное теперь - осознать и четко провести следующее различение: Философия критериев Отвергнутый нами взгляд, в соответствии с которым только обладание определенными критериями позволяет нам, что, собственно, мы имеем в виду, говоря о туберкулезе, лжи или о существовании, значении, истине и т. Учение о погрешимости знания fallibilism Упомянутые в конце предыдущего раздела логические результаты наглядно демонстрируют не только ошибочность некоторых все еще модных форм скептицизма и релятивизма, но их безнадежную отсталость. Учение о погрешимости и рост знания Под "учением о погрешимости", или "фаллибилизмом" "fallibilism"я понимаю концепцию, основывающуюся на признании двух факторов: Приближение к истине Центральное ядро всех наших рассуждений составляет идея роста знания или, иначе говоря, идея приближения к истине.

    Абсолютизм Многие подозрительно относятся к идее философского абсолютизма на том основании, что эта идея, как правило, сочетается с догматической и авторитарной претензией на обладание истиной или критерием истины.

    Диалектика истины и заблуждения и теория правдоподобия К. Поппера

    Источники знания Принцип "все открыто для критики" из которого следует, что и само это утверждение не является исключением из этого принципа ведет к простому решению проблемы источников знания, как я пытался это показать в других работах. Решения С точки зрения развиваемой нами концепции, окончательное обоснование или оправдание теории в общем случае находится вне сферы наших возможностей. Любое базисное предложение может в свою очередь быть подвергнуто испытанию, причем в качестве пробного камня используется любое из базисных предложений, которое может быть из него выведено с помощью проверяемой теории или какой-либо иной. Эта процедура не имеет естественного конца. Таким образом, если испытание должно нас куда-либо вести, то не останется ничего более, как остановиться в том или ином месте и сказать, что в данное время мы удовлетворены. Наука и есть система надежных или хорошо обоснованных предложений; она и не система, которая устойчиво движется к состоянию окончательного ранга науки — не знание epistm: Наука никогда не преследует иллюзорной цели сделать свои ответы окончательными или даже вероятными. Она движется скорее к бесконечной и все же достижимой цели — всегда открывать новые, более глубокие и общие проблемы и подвергать свои всегда пробные ответы все более новым и острым испытаниям. Для выяснения ее сущности решающее значение имеют правильные исходные методологические установки. Такие установки формулируются философией диалектического материализма. Необходимость диалектико-материалистического подхода к исследованию научной истины обусловливается тем, что научная истина по своей природе — диалектическое явление. Чтобы понять научную истину даже в первом приближении, необходимо рассматривать научные теории, являющиеся основной формой выражения научной истины, в их развитии и взаимодействии. Исторический подход к процессу научного познания сразу делает необходимым такое диалектическое понятие, как относительная истина, которое характеризует истину как знание, приближенно соответствующее исследуемому объекту, как знание, составляющее исторический этап познавательного процесса, асимптотически приближающегося к полному отображению объекта. Научная истина как знание, соответствующее действительности, может быть понята только в контексте практики — материальной общественно-исторической деятельности людей. Практика формирует предмет познания, который лишь через систему материальных взаимодействий становится предметом для нас, а так. Она выступает и в качестве критерия истины — метода, посредством которого концептуальное построение сопоставляется с предметом знания и устанавливается его соответствие или несоответствие этому предмету. Философская методология, игнорирующая диалектическую природу научной истины, не дает возможности не только понять ее сущность, но даже выявить факт ее существования. Попытки осмыслить научную истину в рамках идеалистических и метафизических концепций неизбежно приводят к выводам о том, что научная истина — это принципиально невозможное явление.

    Именно к таким выводам, по существу, приходит современная западная философия науки. Также и здесь мы говорим: Но теперь уже правильной является не вещь, а предложение. Будь это вещь или предложение, истинно то, что правильно, истинное — это согласующееся. Быть истинным истина означают здесь согласованность, а именно согласованность двоякого рода: Этот двойственный характер согласования отражает традиционное определение сущности истины: Но это может также говорить следующее: Действительно, приведенное определение сущности обычно дают в формуле: С точки зрения этого второго вопроса третья набранная курсивом фраза не имеет никаких преимуществ по сравнению со второй набранной курсивом фразой. В каждой из этих фраз формулируются полные условия истинности входящих в них высказываний. Следовательно, во всех трех случаях мы получаем совершенно одинаковый ответ на вопрос: Факты, нормы истина: Запрет обращаться к властям или широким массам народа, чтобы они были арбитрами в научных спорах. Только компетентная профессиональная группа может быть таким арбитром. Чтобы понять, почему наука развивается, нужно не распутывать детали биографий или особенности характеров, которые приводят каждого индивидуума к тому или иному частному выбору теории хотя этот вопрос сам по себе интересен. Следует уяснить способ, посредством которого специфическая система общепринятых ценностей взаимодействует со специфическими опытными данными, признанными сообществом специалистов с целью обеспечения гарантии, что большинство членов группы будут в конечном счете считать решающей какую-либо одну систему аргументов, а не другую. Концепция науки в критическом рационализме: Возникновение и развитие психологической науки.

    Регион г.Иматра

    imatra@elfortl.ru